Новости игрового мира

Толерантность или историческая достоверность? Острый вопрос для разработчиков компьютерных игр

08.09.2020
Со стороны может показаться, что разработчиков игр при воплощении в жизнь того или иного проекта сдерживает лишь полёт собственной фантазии, да физические возможности по реализации конкретных замыслов. Однако стоит учесть, что существуют требования рынка и законодательства. 

И согласно им в играх должны быть представители ЛГБТ, равный гендерный состав участников, лица из этнических меньшинств, а также люди с ограниченными возможностями (инвалиды). 


Это необходимо для того, чтобы соблюсти права всех меньшинств и избежать обвинений в дискриминации. Ведь в противном случае по поводу той или иной компьютерной игры может быть поднят серьёзный скандал. Причём иногда такие разбирательства приводят даже к существенным финансовым проблемам. И это не говоря о том, что против разработчиков могут подать в суд. 


Известная британская организация BAFTA тоже стоит на страже защиты прав меньшинств. В Великобритании отказались не то, что выдавать премии компьютерным играм, в которой нет полной репрезентации, а даже рассматривать такие проекты. Гендерный состав должен быть 50 на 50. Представителей ЛГБТ— минимум 10%. Лиц с ограниченными возможностями — не меньше, чем 7%. 


Это создаёт довольно много неудобств. В частности, что делать, если главный герой — один? Согласно современным тенденциям, он должен быть женского пола и представителем любого расового или этнического меньшинства. А вот идея с главным героем мужского пола уже оказывается в опасности. 


Но в целом эти требования вполне реально соблюсти, прикладывая определённые усилия, когда речь идёт об играх в фантастических Вселенных или же в современных реалиях. Гораздо больше проблем начинается, когда речь идёт об исторических сеттингах. Передать реальность происходящего в играх с такими требованиями оказывается довольно сложно. В итоге возникают скандалы. 


Kingdom Come: Deliverance

Эта известная ролевая игра предлагает оказаться в Богемии XIV века. Священная Римская империя, рыцари, политические интриги того периода. Разработчики сделали особый упор на исторической достоверности. Однако проблема в том, что исторически, как минимум, насколько всем известно, в тот период и на той территории были представлены преимущественно белые (европейцы). 
Это возмутило афроамериканцев. Они начали указывать на то, что представители белой расы подают всё исключительно со своей точки зрения. Разработчики апеллировали к исторической достоверности. В итоге разгорелся один из самых громких для игровой индустрии скандалов. 


Battlefield 5 

Ещё один, не менее громкий скандал, случился с игрой Battlefield 5. На этот раз дело было в гендерном составе, а не в представителях расовых или этнических меньшинств. В пятой части игры на полях боёв во времена Второй мировой появились женщины. Причём они были показаны именно как рядовые, которые вступали в открытые схватки. 


Игроков возмутило такое искажение действительности. Они указали на то, что во Второй мировой войне женщины воевали. Они бывали и снайперами, и лётчиками. Однако именно рядовыми, которые шли на солдат противников, не бывали. Или это оказывались единичные ситуации. Встал остро вопрос и об исторической достоверности, и о том, насколько это соответствует действительности: всё же в прямой боевой схватке женщина физически не может противостоять мужчине. 



“Ведьмак 3” 

Не обошли скандалы стороной и “Ведьмака”. Особенно сильно досталось третьей части, в которой за основу для мира была взята та же средневековая Европа. Представители этнических меньшинств и тут указали на то, что разработчики решили остановиться преимущественно на представителях белой расы. Встал вопрос уже не только об исторической достоверности, но и о соответствии книжному канону, по которому и создавались игры. 



Ситуация в ближайшее время не будет меняться. Разработчики обязаны соблюдать права меньшинств по законодательству. Другое дело, что справиться с такой задачей и угодить игрокам нередко бывает откровенно сложно. Поэтому приходится выбирать что-то одно.