Новости игрового мира

Наука и игра: две главные концепции. Роже Кайуа

17.03.2021
Игры как яркое социально-психологическое явление привлекали внимание многих философов, однако большинство из них так и не поднялись до создания масштабных теорий, а ограничились исследованием того или иного аспекта.

Сформулировать полноценные концепции смогли только двое мыслителей – Йохан Хейзинге и Роже Кайуа. С работой первого вы можете познакомиться здесь. Ниже мы расскажем о теории Кайуа.


Внутренняя противоречивость

Трудно точно определить специализацию этого французского мыслителя – он не ограничивался рамками одной, отдельно взятой науки. Богатейшая эрудиция позволила Кайуе привлечь к разработке своей концепции игр материалы из самых разнообразных областей человеческих знаний и опыта. Предметом его исследования стала основа, порождающая стремление людей играть, которое не зависит ни от исторических эпох, ни от социального строя.

Он исследовал внутреннюю структуру игр, а также применение слова «игра» в языковой практике и сделал вывод о парадоксальной природе данного явления, построенного на комплексе антитез. Начав с необходимости принять правила, мы оказываемся в мире практически безграничной свободы. То есть в игре ограничения порождают свою противоположность.



Классификации

По мнению Кайуи, у игр существует несколько основополагающих признаков, среди которых свобода воли, временная и пространственная ограниченность, отсутствие материального результата и фиктивная природа. Немало внимания философ уделил также моде и воздействию игр на развитие социума. Так, к числу игр он относит, например, дуэли, в которых действует масса правил, хотя видит в этом явлении также черты спорта и убийства.

Кайуа создал несколько классификаций игр на базе разных критериев. Например, по признаку наличия четко оформленных правил можно выделить строгие игры и импровизации. Это разделение необходимо, поскольку слово «игра» в обиходе объединяет и шахматы, и беспорядочную беготню детей друг за другом, хотя общего между ними мало.

Вторая классификация Кайуи построена на характере конечной цели игры или особенностях получаемого опыта. Так, они бывают соревновательными, азартными, ролевыми и захватывающими. Каждый из этих типов определяется собственным термином:

  • agon подразумевает состязание с равной величиной шансов и единственным победителем. Большинство спортивных соревнований относятся именно к этой категории;

  • alea – победа зависит от воли жребия (рандома). Сам игрок мало на что влияет, в основном все в руках высших сил. Примеры – лотерея, скачки, кости и др.;

  • mimicri – имитация реальности, где играющие создают узнаваемые образы. «Дочки-матери» и т. д.;

  • ilinx – в буквальном переводе «головокружение». Самый сложный для описания тип игр, объединяющий все занятия, вводящие человека в подобие транса. Сюда относится масса категорически не похожих друг на друга примеров – от штурма снежных городков до катания на американских горках. Виртуальную реальность, если бы она в его время уже была, Кайуа отнес бы, видимо, именно к этой категории.

Некоторые типы игр могут пересекаться и объединять в себе разные признаки. Так, очень многие проекты одновременно строятся на использовании рандома и умения создать стратегический план, хотя обычно одна составляющая все же превалирует над другой.


Все эти типы подразумевают также получение разных видов опыта или достижение различных целей. Люди учатся доверять случаю или надеяться на собственные силы и самоконтроль, примеряют чужие образы и органично вживаются в них, корректируют мир под себя и пытаются достичь идеала и др. Важен также вопрос признания, причем в зависимости от типа игры он решается по-разному. Польза от игр несомненна – они как минимум способствуют самопознанию индивида.


Есть вопросы

Как и в теории Хейзинге, в концепции Кайуи имеются свои недостатки. В частности, это излишне резкое противопоставление игры и жизни. Часто они все же оказываются во взаимной зависимости и детерминируются одна другой.

Сомнительным представляется также принцип ограниченности. Масса игр тесно сплетается с жизнью и выходит за отведенные им в теории рамки. Сам автор не спорит с этим утверждением, однако и в концепцию его не вписывает. Просто признает – и все. Дальше тишина.

Кроме того, к самой системности и детализации этой классификации есть вопросы. Судя по тому, сколько комментариев она требует для ясности понимания, ее структура далека от совершенства. Иначе мы на ее основе легко классифицировали бы все компьютерные игры, а этого не происходит.


Более подробно о том, как обе теории – Хейзинге и Кайуи – могут быть применены к современной нам реальности, читайте здесь.